Литресторан - Литературный проект Litory
Главная | Правила сайта | Мой профиль | Выход | Почта() | Вы вошли как Гость | Привет, Гость
Litory

Сетевой литературный проект

Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Зарисовка [9]
Миниатюра [73]
Рассказ [58]
Новелла [16]
Эссе [4]
Повесть [4]
Письмо [30]
Сказка [17]
Мини-мини [12]
Отрывок из романа [1]

Друзья сайта
    Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов fc-games ЛитКлуб Goneliterane  Да здравствую я! Что хочет автор Русская рыбалка Youngblood livejournal Create a free website vikislovar

Мини-чат

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Публикации » Проза » Рассказ 

С возвращением  
23.08.2011, 12:42
Е.М.

Вместо предисловия

«В некотором царстве, в некотором государстве…»
«Завязывай уже с этой ерундой!»
«И он завязал. Завязал пить и курить (хотя никогда и не курил), завязал богохульничать и почти завязал говорить глупости, но самое главное – он потуже завязал шнурки. И отправился в путь».
«Скатертью дорога!»
«Спасибо. И так…»

Пролог в сети

02.05.7571 до сотворения Трех Слонов на Черепахе
< old > а она что, в «In Touch» есть? Контакт
< RUNA > Так, сейчас, вздохни глубоко и расслабься.
< RUNA > Есть!
< old > дай-ка, пожалуйста, ссылку)
< RUNA > Одну минуточку, сейчас
<…>
< old > стоять!
< old > это ее рисунок на месте аватарки?!
< RUNA > Нет, это не она рисовала))
< old > а это она на переднем плане рядом с каким-то ожившим фруктом стоит? Я про ту фотографию, где она на сцене.
< RUNA > Ага
< old > О_О
< old > не, без дураков, это ее ноги?????!!!!!!!!
< RUNA > да )))
< old > *заерзал* классные ножки! А принцессам разве можно носить такие короткие юбочки?
< RUNA > :аххаха:
< old > *сам с собою* Мне очень нравится ее лобик. Сам не знаю почему, но взгляд мой приковывает.
< RUNA > ))
< RUNA > Думаю, такой парень как ты может её заинтересовать.
< old > такой парень, как я… Я же обычный слагатель историй. А она... она словно фея. Смотрю на нее и радуюсь. Но и страшно встречаться, она где-то вверху, а я внизу.
< RUNA > Не печалься. Все будет в твоих, ваших руках. В данном случае риск – благороден.
< old > угу
< RUNA > А теперь всё, оставляю тебя в приятном «заерзании». Я постараюсь в ближайшее время поговорить с ней на тему знакомства и долго тебя не томить :Р
< RUNA > Бай-бай…
< old > Буду ждать. Пока, Алиока! =)

03.05.7571 до сотворения Трех Слонов на Черепахе
< old > тук-тук)
< old > трям... я снова тут
< RUNA > Приветик :}
< old > Ля-а-а-а-а!!! =)))
< RUNA > Душа поёт?
< RUNA > smile
< old > есть немножко
< RUNA > Это хорошо
< RUNA > Ты что-то хочешь спросить? :}
< old > я)) ничего... я так - просто
< RUNA > Не верю! :Р
< old > не, честно!
< old > Ведь про то, что ты скажешь той девушке (Гения она, кажется), ты сама скажешь, сказала... Так что мне каждый день спрашивать - надоедать тебе только)))
< RUNA > А про мою подружку спросить не хочешь? :хе-хе:
< old > ого, какое сложное и путанное предложение я написал! О_о
< old > я тебя опередил))
< RUNA > Ага :Р
<…>
< old > думаю наше знакомство ничего хорошего ей не принесет
< RUNA > О чем ты говоришь????
< old > я только все всегда порчу и отравляю жизнь другим... как-то так вот получается
< RUNA > не думаю, что это правда
< RUNA > )))
<…>
< RUNA > Я с ней поговорила....
< RUNA > ...
< RUNA > ...
< RUNA > томишься?
< old > томлюсь. Но и переживаю… может даже боюсь))
< RUNA > Не бойся…
< RUNA > Она не против пообщаться smile

Важное астрономическое отступление

В этот момент в бескрайнем космосе родилась новая звезда и сразу же начала задорно сиять. Сиять сильно и радостно, ни капельки не жалея мрак вокруг, который поспешно отступил под хлесткими ударами лучей. Такое же радостное сияние родилось и в груди Лексана. Да так сильно грел этот огонь, что даже пресловутая боязнь перед знакомствами с незнакомками, отступила далеко-далеко. Он твердо решил, что завтра точно напишет письмо Гении.

Письмо

Привет! Или, здравствуйте?! Пожалуй второе, а то мы еще и незнакомы, в общем-то, а я уже порываюсь перейти на «ты»… Но если вы будете не против этого, то я только за.
Я тот некий мрачный господин (господин ли… нет… *ищет подходящее слово, но, почесав маковку, так и не находит*), некий мрачный человек (вот!), о котором вам на днях говорила Алиока. Так, я - *разворачивает транспарант с надписью: Прошу прощения!!!* - это заранее, так как пишу как-то ломано и бито, и чтобы самому быть за это не избитым, извинение вам я приношу. (Это еще что за не до поэзия? О_о') Это все из-за нервом. Нервничаю. Переживаю. Писать, знакомясь – такая мука. Хотя стоит признать, что приятная мука. Тем более из муки можно испечь что-нибудь довольно вкусненькое. *глубокий вдох и выдох* Беру себя в руки. (Надолго ли?!) Давно ни с кем не знакомился… точнее не так, я знакомился, но без мысли о *говорит по буквам* каких-то отношениях помимо самого общения. О, Господи, что я несу?! (Хах, мрачный человек сел в лужу! Хм, это было бы грустно, если бы не было так смешно.) Не судите строго, да и транспарант все еще развернут над моей головой. *подмигивает* (Хам! Не игнорируй меня.) О, нет, у меня нет раздвоения личности, это… это… (*шепотом* Из-за нервов.) Да! Это нервное. Так, стоп! И мне 28 лет?! О_О *бьет себя полбу* В каком же виде я предстаю читающему эти строки. Вы, наверное, подумаете: да что это за псих! *стоит на краю пропасти, внизу бьются волны, в его груди бьется сердце, за спиной бьется на ветру плащ, он хочет сказать что-то, но из-за сильного ветра не может даже дышать* Что за напасть, такой драматический момент испорчен стихией!
Ладно. *смотрит в сторону Гении* (А такое возможно на данном пути знакомства, да при онлайн условиях?) Молчать, придирчивый рассудок! (Ну и фиии… *рассудок скривился, обиделся*) Меня зовут Лексан. Но можно и Лекс… Так даже приятнее.
В общем, буду рад нашему знакомству. Надеюсь, что письмом не испугал и не спугнул. =)
Л.

Важное астрономическое отступление

Когда она написала ответ, ему показалось, что такого счастья он не испытывал никогда в жизни. И хотя Лексану показалось, что ответ был немножечко строгим и сдержанным, в целом он пребывал на седьмом небе. Совсем недалеко от загоревшейся в прошлый раз звезды. Теперь звезде было не одиноко в безмерном пространстве космоса. Рядом с ней появилась чудесная планета, красивей которой невозможно было сыскать во всей Вселенной.

Во время оно

-Ты чего тут делаешь? – спросил мальчик, высовываясь из кустов.
Девочка вздрогнула, отняла кулачки от заплаканных глазок и, приглаживая юбочку, сказала:
-Я заблудилась.
-Ого! – выдохнул мальчик. – Далеко же ты зашла в лес.
Он продолжал стоять в кустах. Торчала лишь его голова с несколькими листочками в волосах. Она продолжала сидеть на земле, поджав под себя ножки и непрерывно разглаживать одежду.
Хрустнула ветка. Девочка вздрогнула вновь. А мальчик наконец-то вышел из кустов. На нем был странный костюм из огромных листьев.
-Ты похож на эльфа, - сказала девочка.
-Ага, - сказал мальчик и шмыгнул носом. – Только эльфы совсем крошечные, а я большой. Я играю в эльфа.
-Один?
-Угу. Другим не нравится играть в то, чего они не видят.
Девочка встрепенулась, глаза ее заблестели. Отряхиваясь, она быстро поднялась на ноги. И что-то хотела сказать, но мальчик перебил ее:
-Ты это… тут так и останешься? – Мальчик сделал паузу. – Или со мной пойдешь?
С широко раскрытыми глазами, девочка подскочила к мальчику и схватилась за край его импровизированного костюма.
-Нет-нет. Конечно же с тобой. Я пойду с тобой, - затараторила она.
Мальчик хмыкнул, но одергивать ее руку не стал, лишь развернулся и пошел обратно через кусты. Не отпуская края его одежды, девочка последовала за ним.
Когда они скрылись в кустах, оттуда долетел еле слышный голосок девочки:
-Знаешь, а я тоже вижу эльфов…
И неопределенное «Угу» в ответ - мальчика.

1

Это на самом деле было сказочно. Слагатель историй даже на время позабыл, что сам живет в довольно необычном и сказочном мире, впрочем, как и все другие жители Земли. С той лишь разницей, что одни воспринимали чудеса мира чутче, другие же – загораживались от них. Но в тот момент суть была не в этом. Лексан увидел чудо! Чудо во плоти. Оно, а точнее – она, сидела в театральном зале ожидая начало какого-то танцевального представления. Вокруг суетился народ, по соседству – в другом зале – кто-то толкал пламенную речь и в ответ пожинал гром аплодисментов.
Он подошел к ней, присел рядом. Старался смотреть украдкой, но не отрываясь. Он запомнил практически каждую деталь – от ее улыбки и так полюбившегося ему покатого лба («Она практик, а не теоретик», – подумал он тогда, все смотря на этот чудный лобик.), до оранжевой курточки и синей шапочки с цветочками.
Гения была феей. Лексан был слагателем. Их история только начиналась. Начиналась здесь, в театре с глубоким названием – «Глубинный».

Потом был кафетерий, где они сблизились еще ближе.
Потом была ночь.
Он был приглашен к фее. И в эту ночь с Лексаном произошло еще одно чудо. Он впервые за все то время, которое успел прожить на земле, за все это время он впервые открылся, пусть на какое-то время, но он был потрясен этим. Гения – терпеливо, но настойчиво – помогла ему раскрываться. И теперь он видел эту дверь, за которой находится он же сам, но другой – без смятения и паники, спокойный и уверенный, мужественный и бесстрашный. За дверью был он сам, но настоящий!
Вот тогда, в эту первую ночь, ночь открытий, в его груди сердце изменило свой привычный бег и направление. Новое, пока еще смутное чувство, зародилось в груди Лексана.
Лексан обнял Гению.
Гения обняла Лексана.

Краткая история пробуждения

Сначала на Земле не было ничего, а потом появилось все. И скоро среди всего прочего на Земле воплотился дух, и скоро суждено было Ему стать человеком. Никто не понимал его, и было ему одиноко среди прочих тварей Земли. Он томился. И тогда появилась Она. Они нашли друг друга, были счастливы вместе, между ними со временем родилась гармония. Они были так легки и светлы, что почти парили над землею, особенно Она – воплощение самой красоты и женственности. А потом…
…А потом философ-историк оторвался от своей рукописи былых лет, потер усталые глаза, посмотрел на ровно горящую свечу («Похожа на слезу», – подумал философ.), и только затем посмотрел на кровать, где мирно спала его жена. И ей и ему было за сотню лет, и он не хотел думать о том, на что похожа его любимая. Ему хватало осознания того, что она просто рядом. Улыбнувшись спящей жене, историк решил было продолжить рукопись, но, как оно обычно бывает, в голову ему взбрела маленькая блажь. Поднеся письменное перо к лицу любимой, он пощекотал ее под носом. Жена немелодично чихнула (историк захихикал) и открыла один глаз. Ее взгляд был строг и не предвещал ничего хорошего.
-Прости, дорогая, - взглатывая и отстраняясь, испуганно прошептал философ, - я пошу…
Так и неизвестно, была ли окончена рукопись былых лет.

Во время то

-Снова ты здесь! – мальчик, как обычно, стоял в кустах и смотрел строго на девочку.
На этот раз девочка не плакала, а спокойно сидела на земле, постелив на нее листья лопуха.
-Опять потерялась? Сколько уже можно?! Надоело уже. Если бы я был твоим братом, точно поколотил бы тебя.
Мальчик вышел из кустов, стараясь создать как можно больше шума. На этот раз он был одет в обычную деревенскую одежду и держал в руках длинную палку.
-Братья не бьют сестер, - сказала девочка, отводя от него взгляд.
-Ну, много ты знаешь. Братья всегда колотят сестер…
-Так поступают только полные дураки, - перебила девочка. – Просто они грубые, неотесанные болваны.
Успев растерять всю напускную строгость, мальчик сидел подле девочки, увлеченно крутя палкой.
-Ага, - сказал он, - просто… просто дураки.
Девочка внимательно посмотрела на мальчика и, хмыкнув, снова отвела взгляд. Наступила тишина – девочка думала о своем, мальчик продолжал играть с палкой. Лишь естественные звуки леса царили вокруг.
-Ты все еще видишь эльфов? – спросила девочка.
-Неа, - с безразличием в голосе ответил мальчик, а девочка испуганно посмотрела на него. В ее груди что-то екнуло и ей стало беспокойно за мальчика. И только она одна увидела слезы на его лице, слезы, которых не мог почувствовать и увидеть сам мальчик. Уже не мог.
Девочка закрыла ладонями личико и тихонько заплакала.
«Если он не видит своих слез, - подумала она, - то пусть увидит их отражение в моих».
Растерявшийся мальчик не знал, что сказать. Возможно, раньше, он и нашел бы подходящие слова, а теперь только и мог, что отложить в сторону палку и тихо смотреть на ревущую девочку.
А в вышине древесных крон, шумно хлопая крыльями, сорвался с ветки и полетел вяхирь.

2

-Не понимаю. Когда мы встретились, я был так счастлив тому, что нашел ту, которая увлекается тем же, чем и я. Не просто увлекается, а на самом деле стремится вверх на этом пути познания. Да, я однажды оступился, но теперь вновь на ногах и тоже иду вверх. Но в последнее время она словно не своя. Вроде все так же, но в то же время от нее исходит маленькая агрессия. Не понимаю в чем моя вина. Не те у меня познания, не те книги попадались на моем пути, не те я делал шаги? И пусть даже если я ниже ее на пути духовного роста, но зачем же практически все слова мои брать в штыки или называть глупостью?!
-А что ты хотел? Где-то терпи, где-то сражайся. Удел влюбленных – воспринимать от второй половинки все острее. Ты реагируешь так, а она, пусть и говорит, что ей все равно, что думаешь ты о ее выборе, делах, увлечениях, но этим обманывает лишь сама себя. Неужели ты не понимаешь, если бы ей было на самом деле все равно, то не было и этих вспышек! А еще, друг мой Лексан, помни одну старую поговорку: Бабы – дуры, не потому что дуры, а потому что бабы.
Лексан болезненно поморщился и сказал чуть резче, чем хотел:
-А если в лоб?! Бабы – не дуры. Ну, не все, это уж точно. И тем более не Гения!
-Хорошо, хорошо, не злись. Просто запомни, что она реагирует на некоторые твои слова сразу и говорит, что это глупость. Но сама может сказануть какую-нибудь глупость, но поймет или примет это только потом, время спустя. И так как она старается жить настоящим, то глупость эта, оброненная в недалеком прошлом – там и остается.
-Но как же быть? Так хочется гармонии в отношениях.
-Хо-хо-хо, мой друг, не гони лошадей. Желание хорошее. Придерживайся его, и рано или поздно это должно случиться. Главное не наседай сильно на свою избранницу. Я тут заметил с высоты своей башни, что между вами больше общего, чем вам обоим это кажется. – Чародей подмигнул. – Да-да, так оно и есть. То, что ей не нравится в тебе, что раздражает ее, то в ней самой пребывает. И тоже самое справедливо по отношению к тебе. Вы лишь недавно вместе. И ваши Пути много ближе к друг другу, но пока разделены эфемерной стеной, которую вы сами, мне так кажется, воздвигаете…
-Непо…
-Так, трясь твоего батьку! Нечего тут понимать. Вообще, - Чародей замотал головой, затряс руками, - женщин не понимать нужно, а любить! Понял ты? Люби, терпи, сражайся – и завоюешь!
Уходя, Лексан не знал, слушать ему Чародея или нет. В любом случае на груди у него по-прежнему было тяжело, а в душе смутная тревога. «Наверное я все равно что-то делаю не так», – подумал Лексан.

Да и Нет

По соседству жили Да и Нет. И каждый считал, что именно он говорит правду.
-Да! – кричал Да. – Я говорю правду!
-Нет! – орал в ответ Нет. – Я говорю правду!
-Да, я говорю правду!
-Нет, я говорю правду!

И так продолжалось изо дня в день, из года в год, постоянно. И даже сам Никто не мог уже сказать, кто из них был прав. Как только он и другие встречали Да и Нет, то тут же зажимали уши и закрывали глаза и бежали прочь очертя голову. Но даже вдалеке еще было слышно режущее слух: «Да. Нет. Я прав. Нет, я прав. Да. Нет. Да. Нет…»

Во время это

Мальчик сидел на том месте, где обычно ждала его девочка. Он сидел среди кустов – в порванной одежде, с пустым взглядом. Мальчик больше ничего не видел. Когда мальчик стал слепнуть, он подумал: «Вот бы и мне кого-то, с кем я мог бы отправиться в путешествие». Мысли эти не были спонтанными. За несколько дней до того, как мальчик стал терять зрение, через их деревню прошел древний и седой, но крепкий старик, несший за спиной большую котомку. В котомке у него сидел маленький мальчик. Тот мальчик был слеп, а когда плакал, то из его глаз падали алмазные слезы. Почти вся деревня, опьяненная алчностью, погналась за стариком, дабы завладеть сокровищем из котомки. Больше их не видели.
А вскоре из опустевшей деревни ушла и девочка.
А потом отправился в лес и слепнувший мальчик.
И вот он сидел там, где впервые встретил девочку, сидел день, неделю, месяц. Здесь он окончательно ослеп и теперь боялся двинуться с места, чтобы совсем не потеряться. Больше всего на свете он боялся именно потеряться. И так как у мальчика никого не было, то его мечты о путешествии с кем-то были невоплотимы.
И однажды… Однажды он начал думать о девочке, вспоминать их встречи и разговоры. Он стал чутко всматриваться в каждое произнесенное ею слово, в каждое ее движение, в каждый жест. И так глубок стал этот взгляд, что в один прекрасный миг он заметил движения души девочки. И только тогда осознал, что больше не было никакой девочки. Девочка выросла, стала взрослой девушкой и отправилась по своему Пути. И что-то – пока еще хрупкое – родилось в сердце мальчика. И так жадно он схватился за это, и так крепко, что скорлупа хрупкого треснула, и наружу пролился слабый, легкий-легкий свет, а вместе с ним и первая молитва мальчика. Но мальчик пока не знал, кому и как молиться, а потому он просто стал молиться той девушке, которая где-то сейчас шла по своему Пути.
Свет крепчал. Лучи устремлялись все дальше.
Со временем в нем начала крепнуть уверенность и зарождаться томление. И в то мгновение, когда сердце его вспомнило песню любви, а дух окреп, чтобы сделать первый шаг…
…Парень встал на ноги, открыл глаза и увидел все в новом свете. А перед ним стояла та самая девушка.
-С возвращением, - сказала она.
-С возвращением, - сказал он.

3

Когда он ночами легонько целовал ее в плечико, она улыбалась не просыпаясь. Улыбки ее были желаннее света маяка для заплутавшего судна. Он вспоминал улыбки, он вспоминал ее лобик, ее глаза. Вспоминал, что не всегда слушал, о чем она говорит, увлеченный звучанием ее голоса. Вспоминал тепло ее рук. Наблюдал жизнь текущую в ней, и, прижимаясь, ловил ее – так завораживающий – сердечный ритм.
Кажется, Лексан понял еще кое-что. Его осенило, скорее всего, Гения не то, чтобы отдалилась, но своим поведением хотела сделать так, чтобы он стал более самостоятельным, активным и больше надеялся на свои силы, а не пил и пил ее. Если дело обстояло так, то это многое объясняло. Он вспомнил слова мудрецов: «Только отдавая, можно получать» и «Кто хочет – ищет возможности, кто не хочет – ищет причины!». Точно! Ему не хватает гибкой твердости. И как только она увидит результаты, а не слова-слова-слова, то…
…Но он не будет загадывать. Он лучше начнет действовать!
Ведь завтра новый день. Завтра новый мир.
И пусть время статично и недвижимо, есть перемена форм. Вступив в завтра – создавать новые формы и наполняя их новым содержанием. Все свежо и сверкает, все живет. Он открыл объятия миру, даря всего себя. И если мир улыбнется в ответ - это будет высшая ему награда.
Завтра новый день! Завтра новый мир!

Казалось, что «слагатель историй» будто канул в небытие, а дорога заросла сорняком. Столько лет Лексан не прикасался к излюбленному делу. Но теперь он сидел за столом и писал. Писал, писал, писал. Впервые за долгое время он возвратился к тому, к чему всегда лежала его душа. Теперь ему было что написать, ему было что сказать. И пусть пока получалось немного шероховато, главное Лексан получал удовольствие от самого процесса. «Все придет, - думал он, - скоро я найду животворный творческий ключ».

4

-Привет, - говорил Лексан. – Давненько не виделись.
-Привет, - говорила Гения и улыбалась.
-У меня есть небольшой подарок для тебя.
Лексан протягивал Гении первый свой новый рассказ, и она бережно принимала его.
-Первый блин комом, - оправдывался он. – Но это только пока.
-Ничего страшного. Главное ты начал.
Он смотрел на нее, пока она перелистывала странички рассказа. Стук его сердца стремился слиться со стуком ее сердечка. Он все смотрел и смотрел, и…
-Гения, мне нужно кое-что сказать тебе.
Она отрывалась от рассказа и вопросительно смотрела на него. Лексан набирал побольше воздуха в грудь, брал волю в кулак и говорил то, что уже давно хотел ей сказать.

Но любовь – большее

Звезда снова сияла в полную силу, грея планету. Планета радовалась теплу и дарила миру прекрасные сады.
Философ-историк лежал рядом с женой, нежно обнимая ее.
Взявшись за руки, шли через лес прозревший парень и обретшая Путь девушка.
Рождая поцелуй, губы Гении коснулись губ Лексана.
Все еще будет…

Владивосток (20.07.2001 – 22.08.2011)
Категория: Рассказ | Добавил: oldingt,
Просмотров: 364 |  Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
1  
Пока вот так. Три года ничего не писал. Первая, так сказать, проба пера после молчания.


Copyright MyCorp © 2019