Литресторан - Литературный проект Litory
Главная | Правила сайта | Мой профиль | Выход | Почта() | Вы вошли как Гость | Привет, Гость
Litory

Сетевой литературный проект

Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Зарисовка [9]
Миниатюра [73]
Рассказ [58]
Новелла [16]
Эссе [4]
Повесть [4]
Письмо [30]
Сказка [17]
Мини-мини [12]
Отрывок из романа [1]

Друзья сайта
    Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов fc-games ЛитКлуб Goneliterane  Да здравствую я! Что хочет автор Русская рыбалка Youngblood livejournal Create a free website vikislovar

Мини-чат

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Публикации » Проза » Рассказ 

Подруга по несчастью  
18.07.2009, 23:26
- И нечего так орать! - обращался Сева к кладбищенским воронам. Они черной сетью опустились на землю, наперебой пророча недоброе.
- Сгинь, зараза, накаркаешь!...
Лучи заходящего солнца преломлялись на поверхности надгробий, рождали причудливые тени. Закат алел зловеще, то ли предвещая холодную погоду, то ли поддерживая воронье. Очертания оград, памятников, корявых ветвей на багровом фоне казались неестественно четкими, будто звенящими, и нереально большими. Человек чувствовал себя жалким лилипутом в мире мертвых великанов. Шорох крыльев и крики птиц на фоне «мертвой» тишины. Ни шума машин, ни людского гомона. Жуть.

И вдруг в стороне, тускло, визгливо:
- Мань, Мань, Мань…, Мань, Мань, Мань….

Сева брел между старыми могилами. Тропинка никак не кончалась. Сева надеялся, что она приведет к входным воротам, но, похоже, ошибался. Точно ошибался. Идиот, заблудился!
Идти Севе было тяжело. Во-первых, от работы. Сегодня было трое похорон. Сева с напарником Толиком, превозмогая вчерашнее похмелье, с ночи рыл три свежие могилы. Еле успели в срок. За час до первой церемонии наехал на них разъяренный Бугор. Он орал так, что Сева чуть не оглох. Люди изнывают от желания опохмелится, а тут кричат: «Не успеем, уволю всех к чертовой матери!».
Увольняй, сам бери лопату в руки и вперед, копай до посинения! На тот свет всегда успеем. Часом раньше, часом позже... Закончили все же. Родные покойных не поскупились, отблагодарили на славу. И поэтому сейчас Севе было так тяжело вдвойне, от этой самой благодарности. Ноги отказывались идти, глаза закрывались. И как они так незаметно приняли почти два литра на троих! Чуть-чуть на утро осталось. Толик скопытился там же в сторожке, а Сева побрел домой, и, кажется, заблудился. Что за дурацкая прихоть – всегда ночевать дома. Сева хвалился, что это принцип, спать дома под жениным боком, а сам знал, что ничто не заставит его остаться на кладбище. Боится, и все тут. Только нечего всем знать про это. Хотя вон Петрович, сторож, живет тут, и ничего, здоровешенек! Правда, сторожка с краю, у дороги. Из окна, с горы городские огни видно. Да и сам Петрович, как стемнеет, уже вдрызг пьяный спит…
Солнце село. Стемнело. Тропинка под ногами исчезла. Оглянувшись, Сева обнаружил, что он один среди заброшенных могил и темных зарослей. Лунный глаз недобро выглядывал из-за рваных облаков, гонимых ветром. Ночное кладбище, полное смутных теней, шорохов и звуков обступило со всех сторон. Казалось, оно пробуждалось той частью своего существования, которая недоступна при свете дня. Корявые ветви тянулись, цепляя за одежду. Надгробья отполированными боками отражали матовый свет. Тени от них скрывали землю. Со всех сторон обступали фотографии лиц умерших: молодые, старые, совсем маленькие. Они смотрели в окружающий мир оттуда, из другого измерения. Некоторые мерцали в лунном свете.

- Мань, Мань, Мань…, Мань, Мань, Мань…. – протяжно, глухо, ни откуда….

Скрипнула ветка. Чья-то тень дуновением тронула кустарник. Тихий вздох, и нечто промелькнуло во тьме. Сева почувствовал, что он не один.
По спине разбежались мурашки, ноги сделались ватные, не пошевелить…. Сева взвизгнул, неожиданно громко, рождая многократное эхо. Казалось, звук ожил и сам по себе путешествовал по закоулкам ночного кладбища.
Подскочив от страха, Сева кинулся, не разбирая пути, прямо через темные заросли, цепляющие за одежду.
Бежал он долго. По сторонам не смотрел. И все же боковое зрение выхватывало темные аллеи усыпальниц, ведущие в никуда, призрачные облака, парящие над могилами. Тучи разошлись, и полная луна сияла на надгробьях, отражаясь от стекол фотографий умерших. Силы заканчивались. Выхода не было. Сева подумал, что сейчас он упадет на могильную плиту, а там, будь, что будет... «Господи, спаси и сохрани меня! Господи! Если я выберусь отсюда, Господи, пойду в Храм, начну новую жизнь! Пить брошу, клянусь тебе, Господи!»

И в этот миг земля колыхнулась под ногами, мир перевернулся и Сева рухнул в сырую темноту. Летел недолго. Грохнулся на что-то комковатое и рыхлое, больно ударившись. Следом посыпались комья земли. Наступила тишина, прерываемая тяжелым с присвистом, дыханием. «Ё-моё!.. Я в могиле!» - охнул Сева. От стресса и алкоголя его рассудок не выдержал.

Сева очнулся от холода и сырости. Голова раскалывалась. Во рту пересохло. Открыл глаза. Над ним было темное небо, в зловещих косматых облаках. Вокруг сочащиеся влагой земляные стены. Вспомнил, как отвели три похоронных обряда, как расслабились сверх меры, как заблудился по дороге домой, бежал по ночному кладбищу и угодил в свежевырытую могилу... «Ё-моё...», - шептали трясущиеся губы.

Еле слышный шорох нарушил ночную тишину. Раздался то ли вздох, то ли стон. «Я не один, в могиле кто-то есть..»
Волосы на бедной Севиной голове встали дыбом. Ощутил, что на него кто-то смотрит... «Господи, спаси и сохрани! Помоги, Господи!» - забормотал, захлебываясь от страха. «Чур меня, чур!»... Напрягая извилины, еще не совсем парализованные страхом и алкоголем, стал лихорадочно вспоминать, как надо креститься.
Вздох. Что-то мягкое коснулось человека. Сева завопил. Голос эхом отозвался со всех концов ночного кладбища...
Из темноты, не мигая, смотрели два желтых глаза. Над ними угадывались очертания больших черных рогов. Ниже — необъятная косматая борода. «Дьявол! Чур меня, Дьявол» - выдохнул Сева. Его последней мыслью было: «Ну вот и все. Конец...»

* * *
Сева открыл глаза. Его ослепило яркое солнце. Над головой – синее небо. Щебетали птицы. Издалека слышался шум проезжающих машин. «Дорога рядом? Утро? Или уже полдень?» Сева скрючился на дне недавно вырытой могилы. В одном углу. А в другом…
В другом, напротив, окаменев от ужаса, застыла… большая серая коза. Глаза ее не мигая, желтели из-под огромных рогов. Косматая борода дрожала... На шее поблескивал ошейник с надписью «Маня».

Категория: Рассказ | Добавил: Радуга,
Просмотров: 402 |  Комментарии: 5
Всего комментариев: 5
1  
Друзья по несчастью. Севке-то что, привычно. А вот какого трезвой козе?

2  
Сказала хреново...

3  
ой, спасибо за бегущую строчку, интересно как. рекламка!

4  
Марин, в каком смысле?

5  
Если ты про цитату в бегущей строке, то именно сказанное мне понравилось.


Copyright MyCorp © 2019