Литресторан - Литературный проект Litory
Главная | Правила сайта | Мой профиль | Выход | Почта() | Вы вошли как Гость | Привет, Гость
Litory

Сетевой литературный проект

Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Зарисовка [9]
Миниатюра [73]
Рассказ [58]
Новелла [16]
Эссе [4]
Повесть [4]
Письмо [30]
Сказка [17]
Мини-мини [12]
Отрывок из романа [1]

Друзья сайта
    Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов fc-games ЛитКлуб Goneliterane  Да здравствую я! Что хочет автор Русская рыбалка Youngblood livejournal Create a free website vikislovar

Мини-чат

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Публикации » Проза » Рассказ 

Не боюсь!  
14.06.2009, 23:45
Не боюсь!

- Алёшка, нет! НЕЕЕТ!!! – истошный, почти звериный крик молодой женщины не смог остановить необратимого. Совсем маленький мальчик, едва научившийся ползать, радостно и с бесконечным любопытством познающий мир вокруг, сделал неуверенный шажок, и земное притяжение уволокло его в широкий проём между бетонными лестничными маршами. Восьмой этаж. Глухие удары маленького тельца о бетонные загогулины лестниц отдавались эхом в подъезде. И молотом стучали в голове молодой мамы. Она стояла, будто одеревенев, расширив глаза и прижав руку к раскрытому рту. Остекленевший взгляд упёрся в плохо побеленную стену, а весь организм превратился в слух. Глухой тяжелый удар где-то внизу отдался вибрацией в бетоне. Девушка захлёбываясь вскрикнула и крепко зажмурила глаза.
Тонкий и почти неслышный звук. Он превратил застывшую деревянную статую матери в живое существо. Детский плач. Не видя ничего перед собой, девушка мчалась, перепрыгивая лестничные марши. Вперёд. К нему, к маленькому…

- Чего звал-то? – Сонный мужчина, не очень опрятного вида, в примятом, хоть и дорогом с виду белом костюме, потирая крупную голову ладонями, разглядывал собеседника через большой старинный стол. Запустив пятерню в окладистую бороду и смачно почесавшись, человек в белом, видимо закончив утренний туалет, откинулся в могучем кресле с высокой деревянной спинкой.
- Небольшое происшествие, - Человек напротив, был похож на первого, будто двоюродный брат. За исключением того, что белый костюм был отглажен на «ять» и сидел безукоризненно. Плюс отсутствие бороды, строгая аристократическая осанка и гордо приподнятый, безупречно выбритый подбородок. Что и говорить – порода.
Аристократ указал холёным пальцем, над столом замерцал воздух и появился прозрачный рисунок, похожий на голограмму. А может это и была голограмма. Перепутанный клубок разноцветных линий, коротких, длинных, кривых, ломаных толстых и тонких. Что можно было узреть и понять в этом хаосе – неясно. Но бородатый прищурил глаза сдвинув героически густые брови.
- Так, ну что сказать – мальцу ведь на роду написано сколько прожить? Видишь? – Бородатый ткнул в клубок, и там ярко разгорелась длинная извилистая, оранжевая нить. – Почти сто лет. Не может он так рано помереть. Видать кто-то из ребят, твоих или моих, сработал вовремя. Хотя и топорно – не должны выживать люди после таких падений.
- В том то и дело! – Приподнял тонкую бровь аристократ, - не было рядом с ним никого. Не успели назначить. Сам говоришь – на роду сколько написано? Вот и не торопились.
- Как это – никого не было? – На этот раз удивился бородатый, да так, что даже привстал из кресла.
- А вот так!
- Хм… ну что ж, есть ещё такая переменная как случай.
- Но его вероятность настолько мала, что ею смело можно пренебречь!
- Мала, не мала, но сам видишь – результат налицо.

- Алёша, а ну быстро давай домой. Ужинать будем. – Голос мамы с балкона оторвал Алёшу от важного занятия – изучения паутины, зависшей в углу у подъездной двери. Как же интересно сплетено! Ещё бы увидеть, как паук её вяжет! Вот было бы здорово! Но надо идти домой. Мама права. Да и темнеет уже – паутина почти растворилась в наступающих летних сумерках. И есть захотелось вдруг ужасно.
- Мяу – тонкий и дрожащий кошачий голосок остановил мальчишку на пол шаге.
Обернувшись и всматриваясь в сгущающийся вечерний двор, Алёшка приложил руку к бровям наподобие козырька.
- Мяу-у-у-у … - тонкий, одинокий и тоскливый голосок. Ну, где же ты?
Вынырнувшие из-за угла фары осветили подъездную дорогу, на которой сидел совсем крошечный, чёрный котёнок. Сидел и дрожал. А машина, взревев мотором, ринулась вперёд, от дальнего угла дома.
«Успею, я быстро бегаю!» - Эта мысль пришла Алёшке уже на бегу. В три прыжка он был около перепуганного зверька. И даже успел схватить его на руки. А машина затормозить не успевала – мальчишка выскочил перед самым носом.
«Не бойся, малыш, я тебя спасу» - Алёшка развернулся спиной к машине, и прижал к себе котёнка. Убежать он не успевал…. «Спасу!»

- Что там опять? – В этот раз борода была меньше, костюм измят больше, и настроение мрачное сверх меры.
- То же, что и в прошлый раз – тот же мальчик. – Аристократ не изменился ни на йоту. Всё так же опрятен и холён.
Едва он протянул руку к столу, и над ним начал появляться узор нитей, коротким взмахом бородатый развеял призрачную картинку.
- Знаю, уже, мне доложили.
- Да, твоих там двое было. И трое моих. Не устерегли. – Аристократ даже не вздохнул, просто констатировал факт.
- Что за человек? – Бородатый возмущался вполне оправдано – пять хранителей бегают за этим ребёнком, а он умудряется от них сбежать, и попасть в очередную смертельную опасность. Но нить-то не разорвалась, хоть выжить шансов у него почти не было. Хранители просто не успели ничего сделать. А мальчишка выжил. И даже почти не пострадал. Перелом руки и синяки. Любит мальчишку случай. Да и нить его оранжевая – нельзя допускать, чтобы он погиб.
- Что предлагаешь? – Аристократ опёрся на стол локтями, и смотрел на бородатого снизу вверх.
- Ничего. Продолжать наблюдение и активно не вмешиваться. Хранителей сменить, задачу оставить той же – бдить!

- Леха! Твою мать! Ты где?
- Товарищ майор, я тут!
- Не «тут», мля, а прибыл!
- Так точно, рядовой Плотников по вашему приказанию прибыл! – Лёшка гаркнул изо всех сил. Майор скривился.
- Не ори. Не глухой. Пока. Тебе задачу поставили?
- Так точно! Присоединиться к группе Лейтенанта Горохова, выдвинуться с ними вместе в область селения, после доставить разведданные!
- Молодец, вали давай.
Алёшка быстро козырнул, и развернулся к выходу из простенького блиндажа. Перехватывая поудобнее автомат подумал: «Надо бы с предохранителя снять…». Автоматическая мысль, автоматическое движение левой рукой. Сухой щелчок, и заброшенный на плечо автомат. Три метра до выхода из блиндажа. А дальше всё случилось как в замедленной съёмке. Первый человек, ворвавшийся в блиндаж, был сильно небрит, одет в разномастный камуфляж и держал наизготовку пистолет с глушителем.
«Не успею…» - пришла мысль Алёшке. «Хотя… Пистолет с глушителем, скорость пули небольшая, шансы есть, если угадаю, куда будет стрелять. Лучевая кость выдержит»
Человек с пистолетом выстрелил, куда и ждал Алексей – в голову. Пока зрачок глушителя перемещался в сторону лица, Лёшка успел картинно-испуганно поднять руку и закрыться от пули. Хлопок выстрела, почти не слышен. Резкая короткая боль в руке и голове. Падать картинно не пришлось – упал взаправду.
Следом за первым в блиндаж вбегали ещё люди. Четверо. Никто не обращал внимания на истекающего кровью солдата. Пуля попала в голову. Мертвец.
Вот только, пуля предварительно прошла сквозь руку, срикошетив от лучевой кости, даже не сломав её, и скользнула по черепу, содрав немного скальпа.
Всё происходило будто под водой. Движения у всех картинно медленные. Огромного труда стоило Алексею дождаться, когда все нападавшие окажутся спиной к нему. Первым желанием было вскочить и прикладом их… Со всей силы! Он увидел, как майор медленно вытаскивает пистолет, но выстрелить не успевает – пуля из другого пистолета с глушителем перебила руку майору.
«Всё как тогда…» - Как тогда, с котёнком. Никто ведь не видел, не успел заметить, как Алёшка схватил котёнка, развернулся спиной к машине, и, дождавшись, пока она подъедет совсем близко, оттолкнулся от капота ногами и прыгнул вперёд. А машина ехала так медленно. И прыжок он не рассчитал – слишком сильно и далеко прыгнул. Неудачно приземлился, и сломал руку. Потому что держал котёнка.
Едва все противники оказался спиной к нему, Лёшка начал действовать. Он не был отличным стрелком. И лёжа от бедра вряд ли попал бы. Но он знал, что может двигаться гораздо быстрее, чем думают люди вокруг. И у него есть время хорошенько прицелиться.
Люди Мараг-Бея ничего не услышали и не поняли, что произошло. Просто мальчишка в большой на него каске, которому Джафар прострелил голову, вдруг оказался на ногах, а четыре лучших бойца Мараг-Бея одновременно упали на утоптанный земляной пол. Чёрная кровь плохо впитывалась в эту почти окаменевшую поверхность.
- Плотников, ты как это? – Оторопевшие глаза майора стоили дорогого. Он баюкал простреленную руку и переводил взгляд с четырёх трупов, каждый с дырой в голове, на этого худого, совсем зелёного мальчишку с окровавленной головой.
Лёшка лишь пожал плечами. Он не знал. Он и, правда, не знал, как он это сделал. Или ещё не понимал. Пока…

- Ну что? Видел, что вытворяет? – В этот раз аристократ казалось, был в бешенстве. Сомкнутые в тонкую линию губы, глубокая морщина над переносицей, и желваки гуляющие под кожей скул.
- Ну и что? – Казалось, бородатого злость аристократа забавляла. – Ну, понял кое-что мальчишка, и что с того? Сколько хранителей у него сменилось? Скольких он почти до сердечного приступа своими выходками довёл? Больше двух десятков? А ему же выжить надо? Правильно, ты же сам его линию видел. Вот он и научился. Он ведь не понимает. И не поймёт. Просто будет жить.
- Да нет, это ты не понимаешь!
- Тпру-у-у! Остынь, - бесцеремонно перебил бородатый – он что, первый и единственный кто до этого додумался? Нет. И дальше всех он тоже не зашёл! Так что хватит тут истерики разводить как сопливая институтка.
Взгляд, которым аристократ одарил бородатого, вполне мог испепелить сотню гремучих змей, но бородатый лишь хмыкнул, и исчез из своего кресла.

«Хорошо, когда тебя ждут дома. Когда идёшь с работы, и знаешь – тебе есть куда идти, тебе есть куда стремиться, тебе есть, для кого жить…» Мысли простые, нехитрые. А что нужно обычному человеку для счастья? Дом полная чаша, жена любимая, да сын-кроха, ради которых и живёшь.
Алексей почти вприпрыжку бежал с работы. Выскочив из троллейбуса, едва не упав на скользкой ото льда плитке остановки, он развернулся в сторону своего дома. Идти всего ничего - метров двести, через дворы давно не крашеных девятиэтажек. Ещё не старых, но облупившихся до бетона, и в свете зимних фонарей выглядящих уж совсем бедствующими. Серость. Одна радость – снега навалило! Белое одеяло попрятало весь мусор, пакеты и бычки, битые бутылки и использованные презервативы… Правда ненадолго – через неделю снег утопчут, и он станет таким же грязно-серым как дома вокруг. Но сегодня – он красив! И всё вокруг красиво!
Проходя мимо очередной серой многоэтажки Алексей услышал.… Да нет, не услышал, почувствовал. Почувствовал шорох. Странный, будто флаг трепещет на ветру. И шёл звук откуда-то сверху. Едва приподняв взгляд. … И тут же время вновь остановилось. Как тогда, в детстве, как тогда – на войне.… Как ещё много раз в жизни. «Успею…» - Простая мысль, но иногда такая важная. Алексей прыжками нёсся вперёд. Туда, где должна была упасть на асфальт фигура, летящая свысока. Кто это – он не знал. Только чувствовал – это кто-то живой. И его надо спасать, это не обсуждалось и не обдумывалось. Человеческая жизнь – самое важное, что есть в мире. А время стояло. Сейчас оно стояло. Тело, летящее с высоты, казалось застыло на уровне третьего этажа. Алексей стоял прямо под телом. Что делать? Что-то подложить? Нет смысла, да и вокруг ничего подходящего не найти. Остаётся только - ловить. Вот только как? Сила удара будет такой, что сломает кости и всё равно убьёт человека. Меня – нет. Я выживу, я умею. Стоп. Стоп! Если я могу, значит, может и другой? Я ведь самый обычный человек. Просто я умею, а остальные не умеют! Вот только одна беда – научить я не успею этого человека. Или как-то можно? Или успею? Главное – не боятся! Я – не боюсь!
Законы физики подвинулись, великие теоретики перевернулись в гробах, когда молодой мужчина поймал на руки падавшего ремонтника. Аккуратно положил его на асфальт и тихонько пошёл прочь.
Николай открыл глаза. Вот оказывается как оно. И не больно даже. Только лететь было страшно. Вот только чего это на том свете такая мерзкая погода? И асфальт мокрый и грязный?
- Мужик? Ты чего? – Сидящий около подъезда, в темном углу пьяный бомж, пошатываясь вышел из своего схрона. Он видел, как мужик поймал на руки падающего. Положил его на дорогу и ушёл. Но списал это на плохие глаза и не очень хороший самогон.
Николай сидел на дороге, ощущал запах от стоящего рядом бомжа, чувствовал пятой точкой твёрдую землю, и слышал крики кого-то из ребят, кажется Славки, с крыши. Как это так получилось? Николай повертел головой вокруг, будто ища объяснение случившемуся чуду, но увидел лишь удаляющийся силуэт в свете тусклого фонаря.
«Да ну – ну не может же быть такого?! Но ведь есть! Я же живой!» А перед глазами мелькнуло серьёзное белобрысое лицо с умными глазами. «Не бойся!», так говорил этот человек. Николай с трудом верил, в то что произошло, но после этих слов он и правда перестал бояться. И…. И не убился!

- Вот теперь полюбуйся! – Казалось, с аристократа слетел весь налёт цивилизованности. Хотя нет – даже в бешенстве он был красив и интеллигентен. Но глаза… Глаза метали молнии, и казалось, вот-вот в воздухе что-то вспыхнет. Аристократ указывал пальцем на клубок линий, висящий над огромным столом. Сейчас из этой какофонии цветов чётко уходила вверх оранжевая линия. Уходила куда-то вдаль, терялась в неизвестности.
- Да уж, не очень хорошо вышло. – Бородатый бормотал себе под нос, теребя длинные усы.
- Да ты внимательнее посмотри! – Взбесить аристократа больше, казалось, уже нельзя. Но у бородатого это нередко и хорошо получалось.
Вглядевшись, бородатый увидел – оранжевых линий стало две. Вторая была тонкая, почти невидимая, но была! И уходила туда же, в бесконечность. Нахмурив на секунду брови, задумавшись бородатый вдруг улыбнулся.
- А ну-ка, прогноз-проекцию на ближайшие сто лет.
Тут же клубок нитей зашевелился, быстрее и быстрее, будто распутываясь. И потянулись вверх оранжевые нити. Сперва, тонкие и несмелые, единичные. Потом всё больше и больше. Бородатый вновь улыбнулся, и даже крякнул от удовольствия.
- Чему ты раду…. – договорил свои слова аристократ уже в другом месте. Не было ни стола, ни кресел, ни диаграммы. Был живописный берег небольшой тихой речушки, два видавших виды раскладных кресла, такого же возраста раскладной столик и охапка удочек и прочих рыболовных снастей - … ешься? – Правда вопросительная интонация у аристократа вышла плохо. Скорее это было похоже на удивление.
- А вот и пенсия! – Бородатый вновь крякнул, потёр мощные ладони, и в секунду преобразился. Вместо мятого костюма на нём оказался свитер крупной вязки с высоким горлом, старые линялые джинсы и ветровка невообразимо яркой расцветки.
- Ты бы это, переоделся что ли?
Аристократ сам понимал, что выглядит нелепо на берегу реки в своём костюме. Хороший охотничий костюм из тонкой шерсти сделал бы честь любому английскому лорду. Ну и сидел он на нём безукоризненно, это естественно.
Упав в одно из кресел, аристократ смотрел на бородатого увлечённо возящегося со снастями.
- Слушай, ну это же ТВОЯ пенсия! Я не такой её себе представлял.
- Ну, давай сначала мою, а потом уже твою попробуем, когда моя надоест. Тем более привилегий нам оставили достаточно, чтобы не скучно было. – С этими словами бородатый извлёк из закромов безразмерных карманов своей ветровки бутылку ледяной водки, и небольшую корзинку, судя по всему с закуской. После чего степенно начал раскладывать всё на небольшом столике.
Аристократ поморщился, глядя на водку. Но увидев марку производителя оттаял, и достав из воздуха две хрустальных рюмки, венецианского стекла водрузил их на стол.
Бородатый увидев это тяжело вздохнул, но махнул рукой и спрятал два гранёных стакана.
- Слушай, а по моему рано всё это случилось – вторая бутылка водочки подходила к концу, удочки так и не были заброшены, а в воздухе висела диаграмма с клубком нитей.
- Рано, поздно – всё равно когда-то это должно было произойти. Почему не сегодня? – Бородатый наслаждался вечерним воздухом, и даже комары не могли ему помешать.
- Не готовы они ещё, ой не готовы. – Аристократ качал головой.
- Слушай, всё равно мы уже ничего не изменим. Посмотреть за всем, что произойдёт – можем. Помочь - можем. Только ты не забывай – мы теперь, такие же, как они. Или они – как мы. И можем мы ровно столько, сколько могут они. Да так ведь всегда и было. Всегда. Только они не знали об этом. А вот теперь – узнают. –
- Да уж… - Рассеянно вздохнул аристократ и, опрокинув рюмку, потянулся за кусочком солёного огурчика.

Двое мужчин неопределённого возраста сидели на берегу затерянной равнинной речки. Им с лёгкостью можно было дать и тридцать и пятьдесят, а если взглянуть в их глаза – то и все двадцать миллионов лет.

Добров Дэн.
5-16 декабря 2008г.

Категория: Рассказ | Добавил: Akuma,
Просмотров: 396 |  Комментарии: 4
Всего комментариев: 4
1  
Хорошая задумка, хороший рассказ, Дэн. Оптимистичный такой.

2  
Саш, а куда без оптимизма? Я наверное неисправимый оптимист, раз всё ещё продолжаю верить в человечество!

3  
замечталась. мне бы так...
здорово!

4  
Я наверное неисправимый оптимист, раз всё ещё продолжаю верить в человечество!
Подписаться что ли под этими словами?
А рассказ, то замечательный.


Copyright MyCorp © 2019