Литресторан - Литературный проект Litory
Главная | Правила сайта | Мой профиль | Выход | Почта() | Вы вошли как Гость | Привет, Гость
Litory

Сетевой литературный проект

Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Зарисовка [9]
Миниатюра [73]
Рассказ [58]
Новелла [16]
Эссе [4]
Повесть [4]
Письмо [30]
Сказка [17]
Мини-мини [12]
Отрывок из романа [1]

Друзья сайта
    Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов fc-games ЛитКлуб Goneliterane  Да здравствую я! Что хочет автор Русская рыбалка Youngblood livejournal Create a free website vikislovar

Мини-чат

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Публикации » Проза » Рассказ 

Принявшие решение  
10.06.2009, 00:48
Лласал смотрел вслед удалявшемуся командиру первой штурмовой группы. Денис сильно изменился с того дня в Брюсселе. Тогда и Таня его и Мишка… Многие тогда. А Дэн только стал ещё молчаливее. Он всегда был весельчаком, душой любой компании. Но это только внешне. Внутри он молчаливый и замкнутый. Это мало кто знает, только самые близкие. Широкие плечи этого взрослого мужика не сгибались никогда. Лласал это помнил. Даже тогда. И даже сейчас. Денис Коваленко прекрасно осознавал, что шансов на выживание у его группы просто нет. По всем законам всех вероятностей. Но он был командиром, он придумал эту группу, её назначение, сам разработал концепцию нового истребителя. Конструкторы лишь её осуществили. И людей в свою команду он отбирал сам. Лласал почти никого из них не знал лично. Слишком много всего нужно было успеть в последние дни. Но с некоторыми людьми из группы Коваленко он пересекался. Если все остальные были такими же – эти могут и вернуться. Лласал не знал наверняка, он лишь мог предвидеть вероятности. И их процент. Командир штурмовой группы скрылся за массивной дверью корабля. 
- Денис, …. – Лласал послал мысль своему другу. 
- Принц, - Коваленко перебил его мягко, но быстро – я всё знаю сам. Не нужно повторять. Сделаем. Я же тебя никогда не подводил. – Как всегда – прост, безапелляционен, и прям в ответах. 
- Денис, я не об этом. Ты возвращайся. Все возвращайтесь. Я точно знаю – вы можете. Только вы и сможете. Я тебя ведь тоже не обманывал? 
- Лласал, нормально всё будет. Готовьтесь. – Только с Денисом Лласал мог напрямую обмениваться мыслями. С любым другим из людей это не получалось. Возможно слишком сильное эмоциональное излучение, или ещё что-то. А может те наномеханизмы, вживлённые Железному после Брюсселя что-то изменили. 
- Лласал, по последним данным разведзондов флот мурминоллов будет в солнечной системе через час-полтора. – Молодой капитан, громадный, русоволосый гигант с потрясающей фамилией Медведев выжидающе смотрел на принца. 
- Сергей, все, что мы могли сделать – сделано. Последние указания получены, корабли готовы. Сейчас мы можем только ожидать боя. 
- Принц, - Лласал не любил, когда его так называли, но из уст этого парня титул не звучал насмешливо, - Может вам стоит эвакуироваться? 
Лласал слегка усмехнулся и посмотрел в глаза Сергею. 
- Серёж, давай не будем начинать заново эти разговоры. Всё что нужно и можно было, я сделал за эти двенадцать лет. Важные люди планеты эвакуированы и надёжно спрятаны. Если мы проиграем – у них будет маленький, но шанс. Там от меня толку никакого… Серёжа, ты не поверишь, но принцы тоже могут драться. Особенно когда ты принц без империи. И когда ты устаёшь убегать. Меня слишком долго охраняли и прятали. Я такой же, как ты – я хочу отомстить. За всех… За Зактар, за Фианор, … за Брюссель и Сеул… За всех. 
Прожив среди людей больше десятка лет, сам поневоле становишься похожим на них. Когда нет барьеров для эмоций. Когда жить – значит жить. Любить так, что бы звёзды шатались - пить так что бы лёжа покачивало, драться так, что бы как последний раз и один за всех на свете! Что бы любовь радугой расцветала в душе, а ненависть белым пламенем жгла. Да, мне далеко до них, мои эмоции в сотни и тысячи раз слабее. Но, чёрт возьми, сейчас я как мальчишка хочу драки. Хочу рукопашной, что бы вцепиться в холку врагу и терзать, пока он не издохнет, или не сведёт челюсти предсмертная судорога, намертво смыкая хватку. Люди. Спасибо вам. Вы дали надежду. Всем кто об этом даже не знает. Вы дали мне то, чего мне не хватало раньше – жажду жить! Теперь я уже не могу сказать «ваш» мир, это «мой» мир тоже! Если выживу – навсегда останусь на Земле и никогда не улечу. 
Этот мысленный монолог в сотые доли секунды пронёсся в голове Лласала. Медведев внимательно смотрел в глаза принца. Постоял секунду, подошёл ближе и протянул руку. Небольшая сухая ладонь Лласала утонула в лапе Сергея. Вот этот человеческий жест – это нечто большее, чем просто приветствие. Земляне сами этого не осознают, но они во время рукопожатия передают неимоверные заряды энергии. Едва пожав руку Сергея, Лласал принял в себя стрелу светлой и чистой энергии от этого парня. И сами по себе сжались руки в кулаки. Этот молодой капитан знал, что ему делать. Лласал в него верил. Так же как и в остальных капитанов Первого Земного Флота стоявших сейчас на страже Солнечной системы со своими экипажами. Этих парней ждал первый в истории Земли, и сразу решающий звёздный бой. От них сейчас зависела судьба не только родной планеты, но и всей остальной галактики. Если мурминоллы прорвутся – больше их никто остановить не сможет. 

- По машинам! – Спокойным и почти будничным тоном отдал приказ Коваленко в ларингофон. Истребители должны стартовать с венерианской базы. Небольшая, скрытая от всех и вся база. Секретная настолько, насколько это было возможно. Только тринадцать истребителей, пилоты и технический персонал. 
Денис знал, застёгивая шлем, что сейчас то же самое проделали дюжина парней. Они медленно шли к своим машинам. Никаких громких слов, никаких речей, никакой «накачки» перед боем. Все эти люди знали, на что они шли. Что их миссия практически миссия камикадзе. Но этим мы могли дать шанс нашему флоту сразиться на равных с мурминоллами. Если нам повезёт и мы успеем уничтожить достаточно много кораблей. И каждого из этих парней я выбирал сам. 
Истребитель «Искра» - представляет собой восьмиметровую капсулу снабжённую системами жизнеобеспечения, мощным гравитационным двигателем способным разогнать её до околосветовой скорости и преобразователем эмоций последней модификации. Этот преобразователь и является основным оружием истребителя. Преобразуя полученную энергию от человеческой психики в чистую энергию, компьютером подаётся на внешнюю обшивку капсулы. После этого капсула превращается п подобие плазмоида, который не в силах остановить ни одно защитное поле. Просто небольшая комета чистой энергии. Правда напряжённость поля вокруг истребителя зависит только от пилота, который и является генератором энергии. Но человеческий организм способен вырабатывать мегаватты нервной, эмоциональной энергии. Просто раньше люди не могли даже представить себе потенциал, которым обладают, пока не научились эту энергию перерабатывать. 
Энергия на обшивке корабля выполняет так же функции защиты. Любые предметы, излучения, или поля попадающие на обшивку уничтожаются. Потому что напряжённость поля такова, что пролететь на такой капсуле через Солнце – вполне реальная задача. 
Сидя в кабине Денис вспоминал, прокручивал события прошедшие с момента появления Лласала в его жизни, и до сегодня. Не так много – двенадцать лет. И так много. Так много для жизни. Семья, которой больше нет. Друзья – многих из которых тоже больше нет. Планета – которой тоже может скоро не стать. Наверное это побег. Это не подвиг – это побег. Не верил Коваленко в то, что удастся победить флот мурминоллов. Потому что обладал объективными разведданными. У нас около двух сотен кораблей. У них – больше тысячи. И пусть на нашей стороне преимущество многократное в энергии – когда у каждого человека на любом из кораблей персональный преобразователь. Но их слишком много, и мы не знаем досконально, чем они вооружены. Наверное Коваленко просто не хотел видеть как будет гибнуть Земля. Малодушие? Возможно. Но этому человеку можно. Он заслужил это право. Право не видеть ещё смертей. 
Один за одним «Искры» вылетали из ангаров. Истребитель Коваленко шёл последним. 
Толчёк гравитационной катапульты мгновенно поглотился креслом. Никаких перегрузок. Вышвырнув на орбиту истребители, венерианская база закрылась щитом полной защиты. Там остались люди, и скорее всего они окажутся в близости от самого сражения. 
Истребители должны атаковать со стороны Солнца. Пройдя по самому краю тропосферы. Что-бы не засекли локаторы. И ударить. По максимуму. 
Коваленко включил радар истребителя. Эскадрилья выстраивалась по звеньям. Раз, два, три…. Стоп! Это как? Почему кораблей на экране тринадцать? Тринадцатый это я! 
Едва эта мысль проскочила в голове командира как ожил наушник: 
- Ну что, командир, устроим рок-н-рол в этом зоопарке? – Коваленко очень, очень хорошо знал этот голос. 
- Джесс, я тебя сам убью! – Коваленко редко позволял себе повышать голос, но сейчас был тот самый случай. 
- Сэнсэй, я так думаю не получится, да и лишний «патрон» в твоей «обойме» не помешает. Неужто ты мне не доверяешь? 
Коваленко замолчал. Когда то Женька, он же Джесс был совсем ещё мальчишкой. Максималист, романтик, поэт. Да и Денис тогда был совсем другим… Это потом он учил его драться, и смотря на Джесса радовался, что поколение не совсем потерянное, если в нём есть такие люди. И тогда в Брюссель именно Денис отговорил ехать Джесса. А вот сейчас не уследил. 
- Командир, ты забыл, что мне уже не двадцать лет? Я ж взрослый уже. Совсем взрослый. И могу принять решение сам. Я вот тебя тогда одного отпустил, и что из этогополучилось? – Шутливый тон бывшего мальчишки сменился серьёзным разговором. 
- Чтоб тебе…. - Хотевшего было смачно выругаться Коваленко прервал голос по связи. 
- «Искрам» приготовиться! Начинается выход противника. Точка выхода – три градуса левее рассчётной. Время вашего подлёта – три минуты. Удачи и с богом. 
- Строй! Колонной! Джесс – замыкашь. Пошли. Поле включить. 
Будто отрепетированными движениями двинулись «Искры» к Солнцу. Первым шёл Коваленко. Нажав одну кнопку на наручном преобразователе он активировал поле вокруг корабля. Засветившиеся оранжевым истребители потянулись к Солнцу. Времени на обход звезды мало, поэтому двигатели включились на максимум. Вперёд. 
В груди нарастало чувство боя. Не нужно было ничего говорить или даже думать. Мысли приходили сами. Ниоткуда. Всё равно, что эти лю… нелюди сделали где-то там, в галактике. Тот же Зактар. Он был далёк. Но то, что сделал их разведкорабль на Земле – этого было достаточно. 
«До визуального контакта с противником полторы минуты» - монотонный голос компьютера лишь добавил новой порции энергии в щит вокруг корабля. 
«Искры» проходящие красивой дугой вокруг Солнца уже не были оранжевыми. Волнение нарастало. Люди. В кабинах были всего лишь люди. Подверженные эмоциям. В кабинах были ЛЮДИ! И сейчас они готовы были сразиться с кем угодно. Каждому из них уже не за что было сражаться. Только за Землю. Одни за всех. Они это знали – и поля вокруг истребителей уже горели ярче Солнца. 
- Улыбнусь, смерти глядя в лицо, 
И упру ей в живот автомат. 
Зло боится таких храбрецов, 
Зло боится советских солдат. – Звонкий и глубокий голос в ларингофоне. Джесс. Никто больше не мог знать этой песни. Никто. Это ведь Пашкина. А Пашка… 
-Ведь за нами родная земля, 
Ведь за нами победы отцов. 
Степи, горы, леса и поля 
Зло боится таких храбрецов! 

И кольцо от парашюта, да чека от гранаты 
Заменяет обручалку на руке 
Когда в бой идут советские солдаты 
Морской пехоты и ВДВ. – Второй куплет и припев раздавался уже в два голоса в наушниках у всех команды «Искр». Тут уже не было стройного голоса. Тут был только мотив и злость, гордость и сила – в этой простой песне было всё, что необходимо для того, что бы идти в бой. 
- По команде «Подъём» и «Вперёд» 
РГД, Ф1, автомат. 
Или смерть или слава нас ждёт, 
Смерть боится советских солдат! 
По подсумкам тротилл, гексоген 
АКС и в патронник патрон. 
Как для римлян был Карфаген, 
Так для нас теперь Пентагон! 

Кто натянет «Дельту», «Рейнджеров» да «Тюленей», 
На британский флаг порвёт английский SAS? 
Кто поставит всю Европу на колени? 
Это сделает советский спецназ! 

И кольцо от парашюта, да чека от гранаты, 
Заменят обручалку на руке, 
Когда в бой идут советские солдаты 
Морской пехоты и ВДВ. – Припев на этот раз пели четырнадцать голосов. Нет, не пели – орали, хрипели! Не смотря на то, что пелось в этой песне, она была правильной, и той, что нужна именно сейчас! Свечение оболочек «Искр» перешло гамму белого цвета и стало почти прозрачным, энергия выплеснутая на оболочку маленьких корабликов зашкаливала. Солнечные протуберанцы обходили стороной эти маленькие капельки наполненные яростью. 
Эскадрилья выходила из-за солнечного горизонта. Противник был в зоне прямой видимости. И их было много. Но только не сейчас, и только не для этих парней! 
- Рассыпались! Веером! По двое! - Голос Коваленко хрипел от крика, от песни, казалось искры сыпались из его глаз. 

- Принц, - Медведев вцепился в поручни перед огромным радарным экраном, - вышли «Искры»… 
- Вижу… - Голос Лласала был очень тих. И никто не понял бы, что испытывает этот … Этот Человек, если не знал бы его. Вот «Искры» разделились. Первый контакт. 
- Есть! Прошли первый строй! – Медведев закричал, будто заправский болельщик. – Потери – ноль! – 
Лласал сейчас прикидывал, что творилось в стане мурминольского флота. Из-за солнца вылетел сноп искр, врезался в их боевые порядки и… прошёл сквозь все щиты и несколько кораблей. Не помогает ничего – ни защита, ни атака – истребители слишком быстры, и они уже внутри флотилии. А позади них остаются взорванные и выпотрошенные корабли. Но это ненадолго. Мурминоллы сейчас сконцентрируются и ударят. Не жалея своих. Лласал это знал. Это знал и Коваленко. И Джесс… Но никого это не остановило. 
- Принц! Прошли второй строй! 
Всё, ещё несколько секунд и начнётся. Держитесь, просто держитесь. А потом ударим мы. Когда они развернут основные орудия внутрь своего флота. И тогда – у нас будет шанс. 

- Джесс – отваливай влево, выходи из боя и назад! 
- Пошёл нахрен, сэнсэй, ты думаешь мне Лласал ничего не сказал, что нам светит? Хватит, я тебя уже одного отпускал! 
- Тогда следом, на максимальном ускорении. Флагман видишь? 
- Так, точно, намёк понял, погнали, Дэн! 

Две «Искры» резко сменили направление движения и двинулись в сторону флагманского корабля. Он не был самым большим. Просто Лласал знал, как выглядит флагман мурминоллов. И это знал бортовой компьютер «Искр». 

Что-то всколыхнуло мироздание. Не вакуум, не солнечную систему – а именно мироздание. Такое ощущение испытали люди, находящиеся на кораблях Земного Флота. Сходные чувства испытали и мурминоллы. 
Перед мурминольским флотом из ниоткуда, из ничего, возник Левиафан. Огромный корабль. Просто неимоверный. Он даже не был похож на корабль – скорее на огромный астероид, старый, изрытый кратерами, древний и мрачный. 

- Принц, размер «пришельца» почти равен размеру Луны! - Голос Медведева Почти звенел. Он был в любой момент отдать команду открыть огонь. Но тут, на мониторах высветились странные надписи… 
- Чёрт! Принц, он блокирует всё наше оружие! Двигатели! Мы просто стоим, не можем маневрировать и стрелять! 
- Что с мурминоллами? – Принц сощурил глаза, и на его тонком лице заиграли желваки. 
- Сканеры показывают… Они тоже стоят. Двигатели не работают! Принц – это кто? 
- Серёжа – я не знаю… - Принц и, правда, не знал. Он только ждал. Но ещё он чувствовал. Чувствовал силу. Такую – которой равных нет во вселенной. Вот только – что это за сила такая? 
Огромный радарный экран покрылся рябью помех, исказил поверхность, и вдруг на нём проступило изображение. 
Рубка корабля, несколько строгих людей затянутых в серую униформу. Гордые лица, тонкие черты лица, белая кожа. У Лласала свело челюсти, когда он увидел мурминоллов, пусть даже на экране. Да уж, много он понял на Земле – желание оказаться в этой рубке прямо сейчас и крошить голыми руками всё вокруг захлёстывало. 
На экране перед серыми офицерами возникло лицо. Человека. Простые, слегка грубые черты, черные, коротко постриженные волосы. Чёрные глаза такой глубины, что, даже увидев их через монитор, Лласал слегка опешил. 
- Кто вы такие, чтобы приходить с войной в эту планетную систему? – Голос черноволосого незнакомца был тих, но при этом казалось, гремел даже в мозгу. 
Серые замешкались, но видно это было лишь по скупым движениям. Да и то – только Лласалу, потому что он знал мурминоллов. 
Один из офицеров, высокий, худой с презрительно опущенными уголками губ начал говорить: 
- Кто ты такой, чтобы указывать потомкам Принимающего Решения? – Договорить фразу серый не успел. В одно мгновение лицо черноволосого исказилось страшной гримасой. Потом ещё более страшной улыбкой. 
- Я тоже… Потомок. – Сказал страшный человек с экрана. А потом…. Экран полыхнул огнём. 

- Принц… Принц… Мурминольского флота больше нет. – Опустошённый и растерянный голос Медведева вывел из ступора Лласала. 
- Как нет? 
- Никак. Он его уничтожил. Враз. Одним мгновением. – Медведев не понимал, что случилось. Противника больше не было. Не могли врать радары. И тут вновь радарный экран сменил изображение. Теперь черноволосый человек смотрел прямо на них. 
- Лласал? - Казалось, ему не нужен был ответ. Он его знал и сам. Но принц кивнул. – Тебе привет от Раббалы! Старый перец ещё жив, здоров, и, кажется, вновь собирается возвести тебя на трон! – Черноволосый … улыбнулся. Да так. Нет – так могут только люди! Лласал достаточно хорошо знал всех разумных в галактике. Он - человек. 
- Не боись, Принц, человек, точно. Правда, не на все сто процентов. Но всё же! – 
- Человек, Сергий, Человек… - Лласал пробормотал почти про себя, но человек на экране услышал и приподнял бровь. 
- Прав был твой генерал. Хороший ты… человек, хоть ещё меньше человек, чем я! - 

ПЫ.СЫ. Это как бы почти финал "Надежды". Знаю, что так нельзя, но по другому не получается. Пишу от главы к главе. То кусочек из начала, то кусочек из середины. ХеХ! Думаю Викингу понравится песня.


Категория: Рассказ | Добавил: Akuma,
Просмотров: 305 |  Комментарии: 8
Всего комментариев: 8
1  
Викинг погиб в неравном бою, но как и положено бился до последнего. Умер с топором в руке. biggrin
Так что я от себя скажу. Песня хорошая. Да весь цикл Надежда - хорош. Если это, наконец-то, почти финал. То значит наступило время прочитать всё залпом. Оголённых нервов стало правда здесь чуть меньше, но наверное это даже плюс. В общем пойду скопирую себе весь цикл, прочитаю и отпишусь уже более грамотно.

2  
Вов, это ещё не весь цикл. Только отдельные рваные отрывки. Из начала, из середины, из конца. И кстати, сюда же войдёт "Белая мышь"! И ещё одно "кстати" - это твои слова заставили меня писать "Надежду" дальше :-) И я тебе благодарен. А песня? Правда здоровская? Этоу меня друг хороший пишет песни. Да такие - что сума сойти можно. Есть несколько его любительских записей. Куда бы выложить?

7  
Ага, я тот ещё мотиватор Так я и говорю про всё, включая Белую мышь. Да, ещё раз скажу песня хороша. Вообще всё хорошо. Правда - хорошо. Пиши Дэн! Дописывай, доделывай, собирай в целое, ибо уже целиком хочется прочитать. biggrin

ЛЕВИ! Прочти по любому у ДЭНА Один за всех


3  
а где весь цикл можно почитать? вечно прихожу, когда все уже кончилось и мне достаются только пыльные шарики, что над сценой висели. angry
нравится. настоящее мужское. но ничего не скажу. хочу начало. и живот тоже.

4  
Весь цикл? Да он ещё не вполне готов, но что готово - то выложена на литклубе. А это - из последнего написанного.

5  
на лк искать тот же ник?

6  
добров дэн я на лит клубе

8  
очень приятно!


Copyright MyCorp © 2019