Литресторан - Литературный проект Litory
Главная | Правила сайта | Мой профиль | Выход | Почта() | Вы вошли как Гость | Привет, Гость
Litory

Сетевой литературный проект

Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Зарисовка [9]
Миниатюра [73]
Рассказ [58]
Новелла [16]
Эссе [4]
Повесть [4]
Письмо [30]
Сказка [17]
Мини-мини [12]
Отрывок из романа [1]

Друзья сайта
    Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов fc-games ЛитКлуб Goneliterane  Да здравствую я! Что хочет автор Русская рыбалка Youngblood livejournal Create a free website vikislovar

Мини-чат

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Публикации » Проза » Рассказ 

Кошка  
27.05.2009, 05:32
Не люблю телефон. Вернее, его обломки на полу. Трудно справится с собой, когда слышишь в трубке ее веселый голос: “Я не приду сегодня”. Трудно сдержать безумие, трудно совладать с яростью. Еще труднее победить бессилие… 

Один раз я обнаружил себя с петлей на шее. В ванной комнате. Веревка колюче жалила руки, штырь, неизвестно кем вбитый в стену под самым потолком, пугал. Ржавчиной. Тленом. И надежностью толщиной в палец. 
Заплакал. Просто заплакал, спрятав лицо в ладони. Противно и жалко. Жалко себя и противно из-за этого. Еще и бессилие.
Потом долго сидел на краю ванны. Спички ломались, сигареты обжигали пальцы. Как и слезы - щеки. Не могу… 

- С тобой хорошо – ты сильный. Ты весь, как из камня. Мой каменюка… - улыбается, радуется чему-то своему, смотрит мне в глаза, щекочет. А я…
А я борюсь. Борюсь с собой, чтобы не заорать, чтобы не забиться в истерике. Чтобы… Не ударить ее чтобы… И еще не раз – “чтобы”. Трудно. Держу в руках стакан, а пальцы белеют. Чувствую, еще чуть-чуть и стекло поддастся. 
Она отворачивается, а я, пряча дрожь рук, ставлю его на стол. Хорошо со мной. Я сильный…

Люблю. Люблю я ее. 

Когда я обрел любовь, была весна. На дворе уже вторая. А я млею, душа жмурится в восторге, когда целую ее в краешки глаз. Когда ловлю на себе ее взгляд. Когда мы идем вместе, и она по-детски держит меня за мизинец…

Приходит домой. Вернее ко мне. Утром. Всегда сначала идет в душ. Потом устало смотрит на меня. Улыбается, что-то говорит. Я не слышу. Я не вижу ничего. Кроме нее, наших лучших минут и безликих других на моем месте. 
Она мурлычет, просит ласки, целует, тормошит. И опять минуты, ради которых стоит жить. Ради которых стоит… Ради них много чего стоит. 

Я знаю, ей все равно. Вернее, не все. Стоит только сказать и она уйдет. Просто уйдет. Так уж получилось, что она не может взаперти. Она не может принадлежать одному. 
Швыряю книгу со сказками Киплинга в стену. Переплет отрывается. 

Самое плохое – она не умеет врать. И никогда не врет. Лучше было, если бы… Если бы уехала к маме, если бы встретила подругу. А не со смехом – “Представляешь, вчера опять не сдержалась…” Или молчит. Молчит, но все ясно.

Она даже не знает, что я ее люблю. Люблю больше… Больше избитой пошлости глупых слов. 

Мы просто друзья. Странные, но друзья. 

Люблю смотреть на нее спящую. Иногда она плачет. Плачет во сне. У меня тогда дрожат руки. Курю одну за одной. Пью чай. Пишу… Пишу и смотрю на нее. Больно. Больно и все тут.

Иногда улыбается. Странно. Загадочно. Счастливо. Тогда я улыбаюсь вместе с ней. Тогда рождаются мои лучшие строчки. Тогда… Тогда я просто люблю весь мир.

В квартире сыро. Холодно. Отопление опять отключили. Она кутается в плед. А я болею. 
Матерюсь в температурном бреду. Горю, умираю. 

Она рядом,разговаривает со мной, кормит меня с ложечки, поит лекарствами… Гладит по щеке. Хочется рассказать ей. Рассказать обо всем: о своей любви, о своей боли, заплакать, уткнувшись в ее колени. Хочется… 
Стискиваю зубы. Откидываюсь головой на подушку. Страшно.

Она читает мне мои же стихи. Читает не как я. По-другому, совсем по-другому. Красиво. Притворяюсь, что засыпаю, укутываюсь одеялом с головой и беззвучно плачу. 

Дошел, дошел до края. 

Я подобрал ее на улице. А может, это она подобрала меня. Тогда я шел пьяный, еле-еле держась на ногах, но счастливый. Шальная удача и водка. 
Я чувствовал, все в моей власти. Я – бог. Я могу все.

И сотворил. Сотворил ее не из пены. А из своей самой лучшей мечты. Самой красочной. И одичавшей кошки. 

И Она привела меня ко мне домой. С утра осталась на день. Потом долгий взрослый разговор и… Теперь всегда, уезжая, оставляю в холодильнике молоко. 

Но я оказался плохим богом. Я подарил ей свободу. 

Каждый день я надеюсь, что она останется.

Я знаю, она не изменит своих привычек. Я боюсь, что она уйдет. Я боюсь, что она больше не вернется. И каждый раз, когда слышу, как проворачивается ключ в замочной скважине – прощаю. Прощаю все. Что было, что есть и что будет. Но простить совсем не значит забыть. 
Я так же знаю, что стоит ей стать моей нераздельно. То… То больше не будет. Не будет любви, не будет ничего.

Я не пустой. Но если ее не станет, то мне незачем будет жить. Как можно сравнивать сумрак и солнечный день? Как можно удивляться искусственным цветам, когда исчезнут настоящие, а ты не раз держал их в руках? Как можно после всей палитры красок довольствоваться только черно-белыми набросками? Как? 

Тяжело сознавать. Но без нее… Без нее мой лучший друг это железный прут под потолком в ванной. Это правда. Горькая, но правда. Потому что… Потому что она настоящая, а я лишь картонный персонаж, прорисованный неумехой писателем на листе, цена которому вместе со мной – рулон туалетной бумаги, и то в базарный день.

Единственное, на что я надеюсь и о чем мечтаю, что когда она улыбается во сне, в том сновидении есть я…


Категория: Рассказ | Добавил: perceff,
Просмотров: 303 |  Комментарии: 4
Всего комментариев: 4
1  
я уже говорила, что это произведение просто отличное....

помню, как читала его в первый раз. Впечатление и мнение не изменилось. Спасибо.


2  
Такие вещи появляются изнутри. Они не всегда стройные и гладкие формой, но хороши подачей. Так и слышен тихий баритон чуть с хрипотцой и придыхом после каждой точки.
Хорошая миниатюра. Цепляющая и затягивающая, как говорят.
штырь, неизвестно кем вбитый в стену под самым потолком, пугал. Ржавчиной. Тленом. И надежностью толщиной в палец.
немного, но почему-то ярко представляешь себе этот штырь. Видимо, напряжение момента состояния помогает.
И эти междустрочья к месту.

3  
Мы нередко мним себя хозяевами. Ситуации, положения, тех, кто нас окружает. Как мы порой ошибаемся! Мы зависимы. Мы отчаянно зависимы. В первую очередь от своих иллюзий.
Денис, последний раз я читал твою "Кошку" года два назад. Совершенно другие впечатления. Но ощущения те же.

4  
Денис, привет!
не буду пытаться что-то там проанализировать и все такое.
просто сижу на работе, 9 утра и реву.
спасибо тебе.


Copyright MyCorp © 2019