Литресторан - Литературный проект Litory
Главная | Правила сайта | Мой профиль | Выход | Почта() | Вы вошли как Гость | Привет, Гость
Litory

Сетевой литературный проект

Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Зарисовка [9]
Миниатюра [73]
Рассказ [58]
Новелла [16]
Эссе [4]
Повесть [4]
Письмо [30]
Сказка [17]
Мини-мини [12]
Отрывок из романа [1]

Друзья сайта
    Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов fc-games ЛитКлуб Goneliterane  Да здравствую я! Что хочет автор Русская рыбалка Youngblood livejournal Create a free website vikislovar

Мини-чат

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Публикации » Проза » Рассказ 

Птица  
22.04.2009, 19:07
Старик боялся только темноты. Сам поражался себе, дожить до седин и, как дитя малое, — только солнце сядет, только по углам хижины заелозят тени, и сразу проберутся змеями в сердце, и волосы на голове зашевелятся, и каждый шорох — шилом укол. 
Схватит что-то за горло, надавит на кадык. Хрипишь, сипишь, как рыба на берегу — рот открываешь, а не дышится. 
Стискивал тогда зубы, и про себя повторял молитву Святому Ирохолиму Мудрому, тому самому, по которому костры семь лет горели, который одним взором врагов в бегство обращал, настолько великим воином был — род подлого Змея прервал, Служители так говорили, после чего Мир великий сделался. И благодать в Горные Земли пришла. 
И последняя свеча уже второй месяц дожидалась своего часа — Его дня. Не зажечь тогда ее в доме… Большой беде быть, скорой беде. Но если сделать все, как в Книге написано, самое заветное желание сбудется. Если от души идет. И хотел он в этот раз загадать, чтобы от страха Ирохалим его избавил. 
Летними ночами хорошо. Не очень холодно. Откроет старик дверь, сядет на порог, прижмется спиной к косяку, и не так страшно — на небе звезды, пусть и не яркие зимние, но от их тусклого света на душе легче. 
Однажды услышал крик. Словно человек гибнет. Долго сидел не шевелясь, потом тоскливо на душе сделалось. Пошел на звук и нашел маленькую птицу. 
Взял ее в руки. Крыло перебито. А сердечко колотится, даже огрубевшая ладонь чувствует — вот-вот из груди выскочит. 
Птица то яростно клекотала, то жалобно-жалобно пищала. 
Дома старик зажег свечу. Черт с ним Святым Ирохалимом, если действительно мудрый — поймет. Нет, — много проку от такой святости? Подумал так и сам испугался дерзости. Но не разверзлись небеса. 
Только сейчас почувствовал, как морозно вокруг. Посадил птицу в руки. Так и сидел всю ночь, боясь разжать или сжать ладони. 
Прошел день Святого Ирохалима. Прошел без огня. Но с желаниями. 
Крыло у птицы срослось. Все чаще летала она по хижине, негодующе крича. Иногда билась в мутное окно, а иногда смотрела так, что старик не выдерживал и начинал говорить. 
— Птица, глупая птица. Тебе разве плохо? Сама подумай, птица, я тебя грею… Когда же ты поешь, мне кажется только для меня . А там… опять неприкаянная будешь. И летаешь ты плохо… Вот так птица. Зима не сегодня-завтра… И как ты? Что тебя вообще к нам принесло, птица? Наши горы самые высокие, они крепче других, потому как железа в них больше, чем камня. И холода от них больше… Думаешь, птица, почему мы сюда забрались? Жжет нас изнутри. Сковывая наши тела, мороз держит внутри пламя. Птица! И живем мы поодиночке, встречаясь редко, потому как… Птица, птица… себя боимся больше, чем других. И угораздило тебя, птица… Глупая, глупая, птица. 
Задумался. Снова посмотрел в ее глаза. Обхватил седую голову руками. Долго-долго так сидел. Неожиданно улыбнулся, сказал тихо. 
— Холодно у меня. А ты к теплу привыкла, — и отвернулся. 
Потом взял ее в руки, вынес из дома. Открыл ладони, а птица смотрела, еще не понимала, что свободна. 
Опять улыбнулся старик. 
— Лети, птица, лети! 
Хотел сказать громко, но задребезжал голос, тут горное эхо пришло на помощь, подхватив его крик, бросило на землю с такой силой, что задрожали верхушки у гор. 
— Ле-е-е-ети-и-и-и! 
Птица, встрепенувшись, взмыла вверх. Часто-часто замахала крыльями. 
А старик приложил к глазам ладонь, всматриваясь ввысь, чувствуя, как слезятся глаза от солнца, повторял:  
— Летит! Надо же, как высоко летит моя птица! Да, птица, лети, лети туда, к счастью… к своему птичьему. Только долети, птица! Пожалуйста, долети! Где тепло…
Весь день простоял на пороге. 
А ночью заелозили тени. 
Старик открыл дверь, сел на порог и прижался спиной к косяку. 
И звезды были яркие-яркие. И небо черное-черное. 
Утро заморозило даже водопад. И когда взошло солнце, будто огонь разгорелся на его месте…




Категория: Рассказ | Добавил: perceff,
Просмотров: 371 |  Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
0
1  
Авоська с овощами получилась. Недоделочка. А разыграть надо было так, чтобы в каждой строчке ни звука лишнего, как в сюите. Здесь же не менее, чем новелла! Набезалаберничал, брат автор. А красиво всё.


Copyright MyCorp © 2021