Литресторан - Литературный проект Litory
Главная | Правила сайта | Мой профиль | Выход | Почта() | Вы вошли как Гость | Привет, Гость
Litory

Сетевой литературный проект

Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Зарисовка [9]
Миниатюра [73]
Рассказ [58]
Новелла [16]
Эссе [4]
Повесть [4]
Письмо [30]
Сказка [17]
Мини-мини [12]
Отрывок из романа [1]

Друзья сайта
    Система авторегистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов fc-games ЛитКлуб Goneliterane  Да здравствую я! Что хочет автор Русская рыбалка Youngblood livejournal Create a free website vikislovar

Мини-чат

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Публикации » Проза » Рассказ 

Весна на днях  
09.03.2010, 22:04

Февраль. 
Оголтелые вороны рябили в окне на фоне грязно-белой сегодняшней зимы, кружили в разлапистых скелетах тополей, горланили хрипато и раздражали меня и без того сутра заведённого…
- Так вот, Владимир Павлович, этой Вашей сметой впору подтереться и там же, в тесном туалете, повеситься. С мылом! Чтобы не было мучительно больно!
- Сергей Иванович… 
- Сергей Иванович в пятницу будет иметь бледный вид! Из-за Вашей безответственности, Кириллов! Чем вы там занимаетесь в плановом? Восемь сотрудников, каждый с высшим образованием!
- Сергей Иванович, завтра же…
- Сегодня, Кириллов! Сего дня! Всё!
- Постараемся…
- Да уж постарайтесь. Иначе квартальных вам не видать. Завтра утром смета, заметьте, нормальная смета, у меня на столе! Идите.
Кириллов, выпучив свои безресничные, блёклые глаза, пятился к двери и дрожащим голосом всё булькал что-то извиняясь. 
- Осторожнее, Влади… Эх! – неуклюжий по жизни, вечный кабинетник, главный инженер всё же умудрился наткнуться на напольную вешалку и так же неуклюже вступил с ней в схватку. Надо же, изловчился, победил.
- Да! Слушаю, Боровой. Да. Само-собой! Я говорю, само-собой! Что за день сегодня такой! Вы два дня ждали эту грёбаную кислоту, два дня у вас было, чтобы подготовить пандус, а теперь… Принимайте решение на месте! Да! Ильясову звоните, пусть жопу от кресла оторвёт и поможет с разгрузкой. Всё! Сразу доложите. Жду.
«Чёртово кресло! Что ж оно так скрипит? Конечно, целый день вертеть мою тушу от телефонов к селектору…»
- Вера Сергеевна, Семёнова найдите. Пусть кресло смажет, что ли. Скрипит оно. И чай мне сделайте пожалуйста.
- Хорошо, Сергей Иванович. Минуточку…
«Минуточку… И ведь будет через минуту. Хоть бы раз опоздала, вот же закалка…»
- Заходите, Елена Григорьевна. Что у Вас? А это? Приказ… Это Васнецову. И пусть решит, наконец, с прямыми поставками. Хватит уже…
- Сергей Иванович, простите… Можно мне…
- Что такое? – неужели опять будет просить отпустить её пораньше?
- Можно мне сегодня на часок пораньше… У дочери в школе родительское собрание, а я к шести никак не успею…
- В школе собрание… - чёрт побери, у нас конец месяца, а в школе собрание! В школе собрание, а у нас до сих пор с юристом проблемы. Вы обещали найти нормального Юриста. Где он?
- Сергей Иванович, я как раз…
- Как раз сегодня мне его и не хватает, Елена Григорьевна. Ну почему, ну почему я всё должен решать сам?
- Я нашла двоих…
- Нам нужен один, понимаете, один! Но такой, чтобы не было мучи… это уже было сегодня.
- Ваш чай. 
- К чёрту чай! Мне нужен юрист!
- Сначала чай, Сергей Иванович. Ибо остынет.
- Чай стынет… А у меня кровь в жилах стынет! Ибо! Ибо завтра-послезавтра корейцы с проектом заявятся, а мы не в зуб ногой, не готовы подписать этот проект потому, что нет юриста! Что с Нефёдовым?
- Врачи сказали, что ещё неделю его продержат.
- Через неделю у вас будет новый начальник, эт-точно! А меня уволят к чёртовой матери! – снова дребезжит телефон. Не глядя хватаю средний – я их, гадов, по голосу… - Да, Боровой! А-а, Валентин Николаич, привет, привет. Как сам? Как заготовка?.. Молодец. А что у меня? У меня завал полнейший… Само собой, конец месяца, как на войне… Слушай, дружище, помоги найти нормального юриста, хоть стреляйся, большой проект с узкоглазыми на днях… Да ты что?!! Серёжка что ли? Ну, помню… Намотался по Сибири? Правильно, у нас оно сытнее… Да приму, как положено! Ну ты посмотри, карты мне в руки сами…
Леночка, всё это время делающая вид обиженного котёнка, насторожилась, заморгала ресничками в палец длинной, каждое слово теперь ловит.
Валентин, дружище, выручай. Разыщи Серёжу и пусть немедленно ко мне едет. Да. Да уж сочтёмся. Пока-пока. Татьяне привет.
Леночка встрепенулась, готовая бежать по одному моему жесту – вся само внимание.
- Елена Григорьевна, слышали? Встретите Серё… Сергея… хм… ну да, Павловича, конечно же.
- Да, Сергей Иванович.
- Сергей Павлович Матюгин - наш новый юрист. Все формальности на скорую руку, сразу к Михайлову, пусть растолкует по поводу контракта, и потом ко мне.
- Да, Сергей Иванович.
- Идите.
Леночка выпорхнула в дверь, и лишь тогда я вспомнил про её просьбу. Тьфу! Сам, словно робот, и подчинённых муштрую, как в армии. М-да. Ладно, встретит Сергея и пусть бежит. Школа тоже требует жертв. 
- Сергей Иванович, к Вам Семёнов, Вы просили. 
- Да, пусть заходит.
«Ибо остынет». И пусть остынет, и так разгорячился. Аж вспотел.
- Сергею Ивановичу наш рабочий привет! – вечный оптимист, балагур Михалыч – наша палочка-выручалочка на все руки мастер.
- Здравствуй, Михалыч, заходи. Кресло вот скрипит, всю душу вымотало. Посмотри, что там ему смазать.
- Полечим… - громыхнул ящиком с инструментом, по-хозяйски прошествовал к «раненому» - попрошу освободить, Сергей Иванович.
Кресло, словно почувствовав лекаря, взвизгнула тонко, тренькнуло пружинкой какой-то и вздохнуло кожей, да шумно вздохнуло. 
Я с удовольствием распрямил затёкшую спину, тоже хрустнул суставами, вроде как в поддержку креслу и, забрав чай в подстаканнике, прошёл к окну. Дернул тросик фрамуги, пустив воронячую хрипоту в кабинет, вздохнул тут же повеявший сырой свежестью воздух, хлебнул чайку. Хорошо птицам! Ни плана, ни смет, ни контрактов. Ни совещаний тебе, ни селекторной связи. Ори себе в небо хошь на кого…
- Сергей Иванович.
- Да!
- Хочу напомнить, что в 14.00 заседание профкома. Вас приглашали.
- Не до них мне сейчас. Михайлов пойдёт. У него как раз вопросы по апрельской остановке были, вот пусть с вахтами и порешает. 
- Понятно.
Комбинат раскинулся почти до горизонта. Пар, дым вверху, грязь внизу. Чем дышим? Вся таблица Менделеева в этом воздухе. Травит человечество само себя. И природу заодно, с птицами, деревьями, реками…
Что ж вороньё-то раскаркалось?
На последнем глотке чая чуть не поперхнулся – министерский заверещал. Во как! Аж Михалыч отвёртку выронил с испугу. Да, этот норовом таков – его не проигнорируешь. И ведь знает, гад, что деваться мне некуда, чего орать-то?
- Слушаю, Боровой… И Вам того же, Анатолий Алексеевич. Спасибо… Дык, стараемся… Да, конечно, завтра, как и обещал, отправлю. Пятый? Всё в порядке… Выдадим по полной программе, не сомневайтесь… И Вам того же. Благодарю. До свидания, Анатолий Алексеевич, - ну вот, без выкрутасов Министерство обошлось. Надолго ли? У них там свои вороны… В смысле? Вороны-то при чём? Вот их итишь…
- Михалыч, - вдруг вспомнил я, глядя на большой настенный календарь.
- Ась?
- Сколько тебе годков-то на днях стукнет? У тебя ж день рождения, помнится в конце февраля.
- Пятнадцатый.
- Чего пятнадцатый?
- День рождения будет у меня пятнадцатый, Сергей Иванович.
- Ну не темни, старый, я серьёзно же спрашиваю.
- И я серьёзный. Родился-то я двадцать девятого, Иваныч. Как раз и будет пятнадцатый високосный. 
- Вон оно как! Интересно!
- Да что ж интересного? Впрочем, стариком-то уже и не болею этим. А вот в детстве-юности расстраивался – у всех кажный год, а у меня раз в четыре – засмеялся, мелко хихикая, словно кузнечик застрекотал июльский.
- Мда-а. А годков-то тебе, не юбилей будет, Михалыч?
- Да что ж это за юбилей? Ну, шестьдесят стукнет, как родился, значит. Так это первый раз. А со второго-то разу как раз сороковничек стукнет.
- Это как же так?
- А так вот. Веришь ли, Иваныч, тогда, в сорок четвертом именно в тот же злополучный день двадцать девятого февраля я и родился повторно. В госпитале. Пулю хирург из-под сердца вынул. Да заправил всё так, что и сейчас мой моторчик редко когда всхлипнет…
- Чудеса!
- Спасибо врачам – вот он я, перед вами.
- А я-то войну пацаном помню. Немцев помню. Танки помню. И канонады… 
- Те канонады уже салютом победным пахли…
- Да-а…
Почему-то захотелось подойти и обнять старика. Отца вспомнил. Всего-то на сутки он тогда заехал домой, и опять воевать… Не вернулся больше. Последнее письмо с Варшавы было, там и похоронен где-то в братской могиле. Мать плакала по ночам…
- Слушай, Михалыч… А давай тяпнем по маленькой! За Победу как бы, а?
- За Победу? Так я ж на работе, вроде как.
- А я тебя отпускаю сегодня. 
- Это как это?
- А вот так. В честь твоего предстоящего юбилея двойного. Да за работу твою ударную.
- Да чем же она ударная-то, Иваныч? Работаю, как все.
- Все бы так работали!
- Хозяин – барин…
- Ты это брось! Не хозяин, а начальник. А потому и имею право на слабости ради дела. Вот у тебя когда? Завтра! Завтра же двадцать девятое!
- Завтра, да. 
- Вот и оставайся завтра дома, празднуй по-настоящему. Отгул тебе полагается, Михалыч. Я сказал!
- Спасибо, начальник. Только неудобно мне как-то…
- Прекрати. Давай вот, по маленькой. За Победу, значит. И за тебя. Коньяк приятно обжёг горло, потеплело и внутри.
- Ну, за неё, ага, - почти без паузы опрокинул рюмку, даже не поморщившись, скосил глаза на неё уже пустую – в самом деле, рюмка коньячная хрустальная в его узловатых пальцах смотрелась нелепо. Осторожненько так поставил на лаковый стол.
- Благодарствуйте, Сергей Иваныч. Пойду я. Не то вторую запрошу – улыбнулся и засобирался, засуетился – негоже слесарю с начальником большим пьянствовать-то. 
- Да уж…
- Извиняй, Иваныч. Как есть говорю. Ты лучше ко мне в гости заходи. Хотя… Занятой ты все время, не до меня тебе. Пойду я. Кресло полечил.
- Спасибо.
- Не на чем, - вышел, кивнув в дверях уже кепкой замаслянной.
Как-то взбодрил меня он. Поди ж ты, судьба какая у человека… 

Часы неумолимо бегут. И вот уже почти четыре. Ох, и денёк сегодня! Впрочем, не многим от других отличающийся. Вот уже пятнадцать лет, как я на комбинате работаю. Пятнадцать лет с утра до вечера… А жизнь-то бежит. И мне уже не сорок пять, разменял полтинник-то.
Кресло радует молчаливой отзывчивостью. За окном горизонт вдруг прояснился, зарделся чистым закатом. Вороньё угомонилось, и сквозь заводской шум вдруг расслышалось синичье теньканье. Да звонкое какое! К весне значит дело. И настроение как-то улучшилось, и что-то хорошее, тёплое, доброе захотелось свершить…
- Вера Сергеевна, зайдите пожалуйста.
- Да, Сергей Иванович.
Тоже уже далеко не девочка. Сколько же ей лет-то? Кажется, что она всегда такой была. Аристократически строгие черты лица можно назвать красивыми, стройная, даже в её возрасте фигура, гордая осанка и твёрдый шаг.
- Вера Сергеевна, будьте добры, сделайте мне список дней рождения сотрудников.
- Всех, простите? Так их почти восемьсот человек у нас.
- Хм… Не подумал.
- Я могу Вам заранее напоминать о наших юбилярах, - поймала на лету, как всегда. 
- Спасибо, Вера Сергеевна. 
- Что-то ещё? 
- Да. Передайте Михайлову… кстати, где он?
- В горкоме.
- Так вот, пусть займётся тополями перед управлением. Совсем заросли мы. Надо связаться с ЗеленСтроем. Старые тополя обпилить, а вдоль газона посадить клёны. Да, именно клёны – они осенью хороши.
- Завтра же перед планёркой передам.
- И вот ещё что… Михалыч… 
- Ворошилов?
- Ворошилов? Надо же! 
- Ворошилов Алексей Михайлович.
- Да. Юбилей у него завтра. Свяжитесь с профкомом, пусть премию выпишут к юбилею. И завтра же вручат. Да пусть не скупятся!
- Понятно.
- Что у Вас?
- Кириллов со сметой был у Михайлова. Тот одобрил, а к Вам я его уже не пустила, хоть он и не настаивал.
- Смета. Хотя бы раз без проблем была смета… Ну, что же, давайте, подпишу, раз Михайлов одобрил. И, так и быть, приказ на премиальные… М-да, я и не сомневался, что он у Вас готов. Правильно, народ нужно уважать. Я погорячился сегодня, но смету весь отдел готовил, а без неё нам кирдык… Простите.
Хотелось ещё добрых дел, но увы, проекты их и у секретаря закончились. Впрочем…
- Я встал, прошёл к селектору, набрал дежурного.
- Здравствуйте. Васильев у вас? Позовите… Гена? Заберешь Елену Григорьевну и отвезёшь её домой. Да, прямо сейчас. Потом свободен. А я пешком пройдусь сегодня, - я поймал удивлённый взгляд Веры Сергеевны и поспешил оправдаться:
- У её дочки в школе родительское собрание. А ей надо обязательно, - и вдобавок к поднятой брови секретарши – а мне полезно пешком. Воздуха хочется свежего.
- Что-то ещё, Сергей Иванович?
- Всё, спасибо, Вы тоже свободны.
- Хм… У меня ещё есть кое-что поработать, если Вы не возражаете, - вот же трудоголик в юбке! 
- Не могу настаивать. 
За окном смеркается, снег синеет, дорога чернеет, дымы набирают контраст, тянутся вверх – к завтрашнему солнцу погода. И пусть оно ещё совсем зимнее, но его всё больше. А значит…
- Сергей Иванович
- Да? – секретарша остановилась почти в дверях, - режиссёр Мордвинов – он же Ваш хороший друг? 
- Более чем. Друг детства, одноклассник. А что такое с ним?
- У него всё хорошо, насколько я знаю. В субботу премьера нового спектакля. А он Вас уже который раз приглашает на премьеру?
- Звонил?
- Как всегда.
- Вот же… Всё никак. Даже неудобно.
- Так Вы под занавес добрых дел сегодняшних, бросьте всё, да пригласите Елену Марковну в театр. А то всё о работе, да о работе…
- Какую Елену… 
- Супругу.
- Чёрт! Простите… Э-э…
- А мы с Олегом будем очень рады…
- Э-э…
- С Олегом Романовичем Мордвиновым. В субботу премьера, а после премьеры ждём вас на наше небольшое торжество.
- Ваше?..
- Мы с Олегом Романовичем решили наконец объединить наши одинокие души…
- Э-э…
- Сергей Иванович…
- Вы? Олег и Вы?..
- Весна на днях, Сергей Иванович. Так мы вас ждём?
- Э-э…
- Ждём.
- Ёксель-парадоксель! - это я уже себе. 
Весна на днях…


февраль 2009 г.
Подмосковье
Категория: Рассказ | Добавил: colder,
Просмотров: 382 |  Комментарии: 6
Всего комментариев: 6
1  
Очень не плохо, замечательный стиль, читается на одном дыхании, с интересом. Сильно, слажено сделано!

2  
Спасибо, Дим. Я его просто люблю. Бытовушка этакая без особых накрутов получилась.

3  
а я читала эту вещь уже. хорошая ;))

4  
Я понемногу докидываю сюда своё старьё. А этот так почти в сезон лёг. Спасибо. smile

Да. Истинно "Холодковская" вещь, было бы анонимно вывешено сразу подумал бы, что твое. Аккуратно навписано, бережным языком я бы даже сказал. Спасибо

6  
Эге, какая оценка рассказу. Спасибо, Макс. "Холодковская" smile


Copyright MyCorp © 2019